Выпуск №49 (279) от 10 декабря 2005 года

 

рубрики

 

в стране

 

в мире

 

на острие вопроса

 

деловые вести

 

экономика

 

закон и бизнес

 

авиация

 

откровенный разговор

 

стоп - кадр

 

что? где? когда?

 

эксклюзив

 

культура

 

спорт

 

партнеры

 

 погода

 

реклама

 на главную | архив | о нас | редакция | форум | контакты

 ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР 

 

 

 

ПРОФЕССОР ЭШБАЕВ: ЛЕПРОФОБИИ БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

 

     Лепра-заболевание, когда ставшее нарицательным для обозначения бессилия перед ним человека и медицинской науки, сегодня, к счастью, становится фактом истории. В нашей стране его очаги успешно ликвидированы, хотя ученые, специализирующиеся в этой области, продолжают научные исследования, носящие теперь уже в значительной степени теоретический характер. Тем не менее пусть и редкие, отдельные случаи этой болезни до сих пор вызывают неоднозначное к ней отношение не только в быту, но и даже среди самих медиков.

     Отношение в истории к этой болезни однозначно: прокаженные всегда вызывали панический ужас и становились париями. Их выселяли из городов, преследовали, старались всячески избегать контакта с ними и их близкими. В средние века в европейских городах больным предписывалось ходить по улицам с колокольчиками, чтобы прохожие могли вовремя отстраниться. Главный лепролог Минздрава Узбекистана, доктор медицинских наук, профессор Эгамберди Эшбаев считает, что сам термин "проказа" неэтичен. Болезнь, официально именуемая "лепрой", отступила перед усилиями медиков, а отношение к ней должно в корне измениться. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию беседу нашего корреспондента с человеком, который многие годы своей профессиональной деятельности посвятил непосредственному изучению этого страшного недуга, поиску эффективных методов и средств борьбы с ним. Профессор Эшбаев - один из признанных авторитетов в мировой лепрологии, автор ряда крупных монографий, посвященных актуальным проблемам дерматологии и венерологии, другим аспектам современной медицинской науки.

     - Эгамберди Хусанович, говорят, что вы запрещаете при вас употреблять термин "проказа". С чем это связано?

     - Не только я, но Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) уже давно рекомендовала отказаться от этого ушедшего в историю термина. Официальное название заболевания- "лепра", и мне бы очень хотелось, чтобы оно тоже ушло в историю в буквальном смысле. Многие поколения медиков приложили к этому немалые усилия, и мне кажется, что они в известной степени увенчались успехом. Сегодня, к примеру, это заболевание, когда-то наводившее ужас на людей, в Европе почти не встречается. А единичные случаи его отмечаются в Индии, Непале, Бангладеш, Латинской Америке, Индокитае.

     - Не сомневаюсь, что читателей нашей газеты в первую очередь интересует вопрос о том, как обстоит дело с этим в нашей стране?

     - Это очень серьезный вопрос, и отвечая на него я буду пользоваться , с вашего разрешения, мировыми стандартами. По правилам, принятым ВОЗ, если на 10 тысяч населения выявлен один случай того или иного заболевания, то принято считать, что в этом регионе данного заболевания не существует. Так вот, что касается Узбекистана, отвечу так: у нас не существует единичного заболевания даже на один миллион населения. Делайте вывод сами. Таким образом, пользуясь терминологией той же ВОЗ, Узбекистан считается "эллиминированным", то есть наш народ полностью избавлен от угрозы этого заболевания.

     - Наверное, это произошло не само собой, а явилось плодом значительных усилий специалистов, врачей, которые невзирая на предубеждения, рисковали своей жизнью, чтобы избавить население от этой напасти...

     - Очень правильный вопрос. Подвиг, иначе не скажешь, многих врачей-подвижников, отдавших многие годы своей деятельности, а порой и всю жизнь, борьбе с этим заболеванием, не должен быть забыт людьми. Позволю себе, воспользовавшись случаем, назвать несколько имен: это Владимир Иванович Идунов, более 30 лет проработавший главным врачом лепрозория, Академик Чаржой Абдирович Абдиров, всю свою жизнь посвятивший лепрологии, до сих пор активно практикующий лепролог Бекпулат Наджимович Наджимов, и другие.

     Если немного углубиться в историю борьбы с заболеванием, замечу, что если до 30-х годов прошлого века единственным средством была полная изоляция больного (сегодня это бы вызвало много вопросов, касающихся нарушения прав человека), то к 50-м уже был получен первый противолепровый препарат сульфонового ряда, которым начали лечить больных в экспериментальных условиях. В 60-х годах появился знаменитый препарат Dapson, и уже к 70-м годам во всем мире начало отмечаться резкое снижение заболеваемости лепрой. Наконец, с 80-х годов стал применяться комплексный метод лечения с применением лампрена, рифампицина и клофазимина . С тех пор больных стали переводить на диспансерный учет, и уже ни о какой изоляции не было речи. В настоящее время, поскольку нашим врачам удалось избавиться от источников заражения, проблема опасности распространения этого заболевания не стоит. А очень редкие случаи, которые имеют место, вполне отвечают безопасным нормам мировой статистики.

     - Могли бы вы в нескольких словах рассказать о том, что же собой представляет эта болезнь?

     - Возбудителем болезни является микробактерия Ганзена, причем больной способен в день выделять более 5 миллионов палочек. Установлено, что до здорового человека доходит всего около 5% этих палочек. Чрезвычайно интересно то, что ученым ни разу не удалось заразить экспериментальным способом здорового человека.

     - Неужели проводились и такие эксперименты?

     - До Второй мировой войны в Японии было много прокаженных. Врачам было дано разрешение проводить эксперименты на заключенных - тех, кто приговорены к пожизненному заключению или к смертной казни. Так вот , ни один подопытный не заболел лепрой ни после переливания крови, ни после пересадки кожи от больного. Лишь к 80-м годам удалось добиться передачи заболевания. Это было сделано лабораторным путем на очень редких и экзотических животных - девятипоясных броненосцах. Почему были выбраны именно эти животные? Их хромосомный набор соответствовал условиям эксперимента. И даже при всех "благоприятных" условиях первые признаки болезни появились лишь через 18 месяцев. Оказалось, что именно эти представители фауны способны заболеть лепрой. Однако при этом следует привести такой факт: часть населения в странах Латинской Америки употребляет в пищу мясо девятипоясных броненосцев. Но еще не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы кто-нибудь заболел.

     Я привожу эти примеры к тому, что врачам, так или иначе связанным с лечением этого заболевания, приходится сталкиваться с феноменом "лепрофобии". И не только в быту, но и молодые врачи в начальный период своей практики зачастую подвержены этому обывательскому страху перед болезнью и контактами с больными.

     - Вы сами никогда не испытывали страха при контактах с больными?

     - Расскажу об одном случае. Мне, как лечащему врачу, предстояло препроводить больного после окончания курса лечения из лепрозория домой. Это был уже довольно пожилой человек, отец семерых сыновей. В семье, как я почувствовал, царила настоящая "лепрофобия". Несмотря на наши традиции, предписывающие уважительное отношение к старшим членам семьи, ни один из сыновей не решился пожать руку отцу - здоровались исключительно на расстоянии. По случаю возвращения отца из лечебницы дома был приготовлен особый ужин, и на протяжении всего вечера я сидел рядом с этим человеком, обнимал его, всячески демонстрировал отсутствие страха перед контактом. В результате, к концу вечера, сыновья этого человека стали без всякого предубеждения пожимать руку своему отцу. Мой пример как специалиста, знающего все опасности заболевания, помог им преодолеть предубеждение, в семье восстановились самые сердечные отношения. Кстати, бороться с лепрофобией приходилось не только в быту, на и даже среди молодых, начинающих медиков. Сегодня эта проблема во многом преодолена, и грамотный человек должен знать, что в отличие от многих других инфекционных заболеваний заразиться лепрой при контакте, к счастью, не так-то просто. Проводя беседы с будущими врачами, мы можем оперировать достаточно красноречивыми фактами как из мирового, так и из отечественного опыта. Часто привожу такой факт: со времени открытия первого в Узбекистане лепрозория в 1931 году (он был открыт в Джизакской области), за более чем 70 лет его существования ни один врач, ни одна медсестра, ни один хозяйственный работник, которые имели на протяжении 20-30 лет контакты с больными лепрой, ни разу не заразились. Что касается меня лично, то преодолеть страх перед контактом с больными мне помог такой случай. Некоторое время мне пришлось работать в Непале, в Катманду, в лепрогоспитале. На стене этого госпиталя я увидел портрет Принцессы Дианы и принца Чарльза, которые сидели в обнимку с больными. Судьба распорядилась таким образом, что я жил в том же номере, где останавливались члены королевской семьи. Вернувшись домой, я уже полностью был избавлен от лепрофобии, и мне кажется, достаточно успешно избавляю от нее наших молодых врачей.

     - Говоря о том, что угроза страшной болезни для человечества миновала, мы не можем игнорировать пусть редкие, но все же реальные случаи заболевания то в одной, то в другой точке мира?

     - Тот факт, что сегодня у нас в стране это заболевание отнесено к разряду "элллиминированных", то есть ликвидированных, - огромная заслуга лепрологической службы, многолетней противоэпидемической работы специалистов, врачей-практиков. Мы с уверенностью можем сказать, что эту болезнь на территории нашей страны мы искоренили, а сегодня помогаем своим опытом медикам Таджикистана, Казахстана, других стран в разработке связанных с этим научных проблем, тесно сотрудничаем с российскими учеными. В последние годы совместно с американскими учеными нами проведены два масштабных подворных обследования в районе Каракалпакстана, на территории которого когда-то были отмечены очаги заболевания. В результате обследования на более чем 70 тысяч населения был выявлен всего один больной. Это большой успех, позволяющий нам делать вывод, что страшная болезнь побеждена. Но мы не прекращаем научных исследований - ведь где-то в мире всегда есть опасность возникновения заболевания. И мы всегда должны быть готовы ее отразить.

     

Александр КОСТЮНИН.

обсудить на форуме


на главную | архив | о нас | редакция | форум | контакты